/novosti/uchastok-druzhby-ot-mozyrya-do-polskoy-granitsy-polnostyu-ochishchen-ot-gryaznoy-nefti/
28.06.2019

Белорусская сторона продолжает реализацию дорожной карты по вытеснению загрязненной российской нефти. Как идет работа, решается ли вопрос с компенсацией и какие изменения будут в контроле качества нефти, в интервью БЕЛТА рассказал генеральный директор ОАО «Гомельтранснефть Дружба» Олег Борисенко.


– Олег Леонидович, дорожная карта по замещению на территории Беларуси российской нефти, загрязненной хлорорганикой, реализуется уже определенное время. Как выполняются ее мероприятия и скоро ли завершение?

– Сегодня, 28 июня, в 10.45 мы завершили очередной этап дорожной карты: полностью очищены от загрязненной нефти все три нитки магистрального нефтепровода «Дружба» от польской границы до Мозыря. Реверсом на российскую территорию перекачано 675 тыс. т нефти с хлорорганикой, она замещена нефтью с параметрами качества, соответствующими ГОСТу.

– Значит ли это, что нефтепровод на белорусской территории готов к работе в полном объеме?

– Нет. Узким звеном является трубопровод от российской Унечи до Мозыря, где в рабочем состоянии находится только одна труба из двух. Очистка второй нитки – трубопровода DN 800 Мозырь–Унеча – это следующий этап дорожной карты, к которому мы сейчас приступаем. Предполагаем, что он завершится к 12-13 июля.

 Как решается вопрос компенсации с российской стороны за ущерб, нанесенный белорусскому трубопроводному транспорту из-за простоя в связи с загрязнением трубопровода?

– За апрель–июнь сокращение объемов транспортировки нефти из-за инцидента составило более 4,7 млн т, что в денежном выражении составляет свыше $23 млн.

Если вопрос качества нефти решается через механизм замещения загрязненной хлоридами нефти в трубопроводах на нефть, качество которой соответствует ГОСТу, и этот процесс уже близится к завершению, то вопрос компенсации недополученных ОАО «Гомельтранснефть Дружба» доходов только начинаем обсуждать с ПАО «Транснефть».

Мы предложили два варианта урегулирования этого вопроса.

Первый – прокачка до конца года заявленных ранее ПАО «Транснефть» объемов транспортировки нефти на 2019 год в размере 59,75 млн т.

Второй – компенсация суммы путем увеличения тарифов на транспортировку нефти. Имеется механизм пересмотра тарифов в случае возникновения непредвиденных и неконтролируемых обстоятельств, которые оказали существенное влияние на показатели производственно-финансовой деятельности ОАО «Гомельтранснефть Дружба». Ситуация прописана в действующей методике изменения тарифов на услуги по транспортировке нефти.

В текущем году такие обстоятельства возникли: наблюдается значительное отклонение от заявленных ранее ПАО «Транснефть» объемов транспортировки нефти по белорусскому участку, что существенно влияет на наши показатели работы и вызвано исключительно загрязнением трубопровода хлоридной нефтью. Чтобы компенсировать наши потери, необходимо повысить тариф на 21,7%.

– Находите ли понимание у партнеров при реализации дорожной карты?

– Мы действуем в строгом соответствии с условиями дорожной карты и договорными обязательствами, открыто и честно. И ожидаем такую же прозрачность действий и профессиональную порядочность от наших партнеров, прежде всего от ПАО «Транснефть».

Например, мы бы хотели знать результаты апрельских арбитражных проб нефти, находящихся у российской стороны. К сожалению, даже после 5 письменных официальных обращений в «Транснефть» мы их не получили. Мы бы хотели понимать, почему российская сторона своевременно не предупредила своих партнеров о транспортировке загрязненной нефти (как следовало поступить по соглашению о взаимоотношениях компаний-операторов магистрального нефтепровода «Дружба»)? И почему, например, предположения о возможных причинах выявленного польским оператором превышения концентрации органических хлоридов в точечной пробе нефти (проведенной, кстати, с нарушением правил) выдается за истину в последней инстанции, да еще с применением базарной лексики?

Поэтому вынуждены действовать по принципу: доверяй, но проверяй.

– С этим связано и решение об организации новых точек контроля количества и качества нефти, о которых ранее говорил главный инженер вашего предприятия Андрей Вериго?

– Да. Мы обращались к ПАО «Транснефть» с предложениями о согласовании строительства на белорусских границах с Россией и Польшей коммерческих систем измерения количества и качества нефти, но встретили категорические возражения. Пункт приема нефти в Унече, показаниями которого мы должны руководствоваться, находится на расстоянии 106 км от нашей границы. Представьте, что может произойти на протяжении этого участка магистрали с нефтью, пока она дойдет до белорусской территории.

На наши неоднократные предложения о совместном контроле – организации представительства «Гомельтранснефть Дружба» в Польше для приемо-сдаточных операций на станции Адамово – мы также получили отказ. Российская и польская стороны, ссылаясь на «сложившуюся практику взаимодействия», откладывали принятие решения об утверждении регламента взаимодействия, который предоставляет специалистам белорусского предприятия доступ к контролю систем измерения и участию в лабораторных испытаниях на польской территории.

А практика показала, что результатом работы прежней, доверительной схемы учета и контроля стало загрязнение всего трубопровода. В критической ситуации ПАО «Транснефть» не информировало партнеров о пропуске партий некачественной нефти, а теперь – в нарушение договора и инструкций препятствует получению доступа к арбитражным пробам нефти.

Поэтому принято решение об организации современных систем измерения количества и качества нефти на белорусской территории – на границе как с Россией, так и с Польшей. Мы вынуждены идти на эту меру, чтобы обезопасить себя от ситуаций, подобных нынешней.

По сути, это необходимо для гарантии соблюдения экономических интересов Беларуси и повышения уровня промышленной и экологической безопасности.

www.belta.by

Вверх